Главная


гороскоп

Новини дня
Запорожский областной совет
Запорожская областная государственная администрация
Каменско-Днепровский районный совет
Каменско-Днепровская районная государственная администрация
Государственная налоговая администрация в Запорожской оласти


Об этом стоит говорить!

12.jpg

Приехав поздравить женщин, работающих на Скорой помощи, я и не думал общаться на тему увольнения главных врачей коммунальных предприятий. Но разговор возник как-то само собой, как только увидел Василия Васильевича Демьянова, который долгие годы работал главным врачом Каменско-Днепровской районной ЦРБ. Пока еще не приехала Скорая с очередного вызова, мы разговаривали о проблемах медицины вообще и о нашем районе в частности. В разговоре участвовала старший фельдшер Каменско-Днепровской подстанции Валентина Дмитриевна Рахуба.
От них я узнал, что в ближайшее время в Энергодаре будет еще две бригады Скорой помощи, и теперь основное базирование, то есть руководство подстанции будет в Энергодаре.
На Скорой уже нет проводных телефонов. Диспетчер находится в Запорожье и оттуда управляет бригадами Скорой помощи, которые есть в Водяном, в Великой Знаменке, в Каменке-Днепровской, в Новоднепровке, в Заповитном, в Великой Белозерке. Кстати, в Каменке-Днепровской останется только одна бригада.
Как отмечает Валентина Дмитриевна:
- В этом есть свой плюс: диспетчер направляет ту бригаду, которая находится ближе к тому месту, откуда поступил вызов.
Очень интересное мнение у сотрудников подстанции Скорой помощи в отношении ситуации увольнения главных врачей, в связи с окончанием контракта.
Василий Васильевич вообще считает, что проблем нет:
- Ну не подали документы вовремя. И что? Получили возможность проявить себя и снова подать документы. Оба могут доказать свою необходимость, свой профессионализм, свои умения и навыки. Чего бояться? И столько шума из ничего делать. Собственник имеет право по окончанию срока уволить и предоставить возможность пересмотреть свои возможности, оценить свой труд и снова пройти конкурс. Если у тебя есть заслуги и ты знаешь свое дело – то чего бояться? Считаю, что конфликт создан на ровном месте. А может и другое: допустим, кто-то из более молодых кандидатов предоставит свои предложения на конкурс таким образом, что конкурсной комиссии они понравятся и собственник, то есть районные депутаты захотят дать возможность другим проявить себя. А может быть, данное увольнение послужит стимулом и главврачи наоборот встрепенутся и сами захотят сделать все еще лучше. Всегда нужно смотреть на себя со стороны. И постоянно созидать – не останавливаться. И думать не только о себе, а и о людях, об их удобстве в получении медицинской помощи. Мне вообще кажется, что многие вопросы решались на уничтожение медицины в районе. Да, они были в рамках реформы, но не для наших людей. И при желании можно было их решить позитивно для жителей района. А если будет объявление в газете и каждый молодой человек, у которого будет и образование, и соответствующий опыт, и он будет полностью отвечать требованиям объявленного конкурса – отчего не попробовать? Сейчас здесь очень много финансовых вопросов, а медицины очень мало. Должна быть аппаратура, должны быть реактивы, должны быть средства, чтобы оплатить за электроэнергию и т.д.
Многие думают, что проблемы сами собой рассосутся. А вот и нет – проблемы имеют свойство накапливаться. Может кто-то захочет прийти и будет работать с огоньком, найдет нестандартные, но законные пути, чтобы улучшить медицинское обслуживание, - резюмировал Василий Васильевич.
Так уж случилось, что медицинская реформа, которая возможно где-то и показала позитивный результат, именно в нашем районе оказалась не на высоте. Хотя есть медперсонал, которому все нравится. Это те, у кого заработная плата стала выше, у кого есть за что жить. Не по душе она и жителям района. Даже не делая соцопрос, а просто общаясь со своими знакомыми, позитивных отзывов я не слышал о самой реформе. Многие представители, некогда уважаемой и особо ценной профессии, уволились: кто по сокращению, кто из-за низкой оплаты. Многие мои знакомые считают, что лечиться нужно в других платных клиниках. И не совсем понимают, как работает наша больница?
В нашем разговоре пальму первенства взяла Валентина Дмитриевна Рахуба, вот у кого накопилось обид на оба коммунальных некоммерческих медицинских предприятия, которые возникли в результате деления ЦРБ. И ее доводы убедительны:
- Кто из пациентов стал счастливее от этой реформы? Нам часто приходится выезжать на вызова, которые должна обслуживать неотложная помощь, то есть семейная медицина. У каждого врача должно быть по две медсестры (одна на приеме, вторая патронажная). У этого предприятия стоит три автомобиля, которые должны работать как неотложная помощь. Они стоят в гаражах. Сократили персонал так, чтобы самим поднять хорошо зарплаты. В мед-предприятии, которое базируется в поликлиники, у медсестер заработная плата 12 тысяч гривен. Это хорошо. Но почему никто: ни семейные врачи, ни медсестры не посещают своих хронических больных. Даже когда передаем, что мы посетили по вызову их больного на дому и семейному врачу следует прийти, расписать лечение, проконтролировать, в ответ слышу: «Пусть берут такси и сами приезжают!»
Вопрос сам собой напрашивается: за что они себе увеличили зарплату, если повернуться лицом к людям они не хотят? У нас, что улучшилось медицинское обслуживание в районе? У нас молодой врач на Скорой помощи получает 4 700 грн. И если сравнить его нагрузку, его отношение к больным, то естественно понимаешь, что товарищи создали себе предприятие с такими условиями труда, чтобы пациенты их не отвлекали.
После трех часов дня в поликлинике никого нет. Вызова не обслуживают. Машины стоят, бензин есть. И все рассказывают: мы не должны это делать, нам не положено.
- Очень больно смотреть на несчастных стариков, - продолжает Валентина Дмитриевна. - Многие уже не в состоянии дойти и до такси, а некоторые вообще не могут его вызвать из-за их нищенской пенсии. Вот и вызывают нас, чтобы мы сделали хоть укол. Мы ни кому не отказываем. Наше руководство ответственное. И мы не можем проигнорировать вызов, или сказать: да мы знаем, что это гипертоник, ему нужен семейный врач и пусть едет их неотложка. У нас такого даже в мыслях нет. Мы едем и делаем свое дело.
У нас с ними постоянные недоразумения. И Василий Васильевич «воюет» постоянно.
А если еще и декларации нет (договора на обслуживание семейным доктором), то надеяться нужно только на Господа Бога!
Конечно это эмоции. Но у старшего фельдшера Валентины Дмитриевны уже накипело. А ее можно понять, особенно когда узнаешь такое…
- Мы больных не можем передать. Семейные врачи не обслуживают пациентов, которые одинокие, немощные, малоимущие. Мне их очень жаль. Порой, когда привозим в отделения – и тут не принимают.
Одна медицина, но наше руководство переживает за людей, чтобы всегда были медикаменты, чтобы каждый вызов был достойно обслужен. У нас нет перебоев. Но очень часто видим, что пациенту нужна не экстренная помощь, а неотложная. Им нужна помощь врача семейного, который назначает лечение, следит за пациентом, хоть иногда, инъекции делает патронажная медсестра. Они вызывают Скорую, потому что семейники отказываются их обслуживать. Видите ли, у них есть хитрый приказ – в котором написано: «посещение больных - на усмотрение семейного врача». Если он считает нужным – посещает, а если нет?
В Энергодаре семейная медицина обслуживает инвалидов первой группы, лиц, которые требуют посторонней помощи, кто сам не двигается, и те, кому 80 лет и более. К ним врач периодически (довольно часто) приезжает и сам смотрит. А у наших есть приказ «на усмотрение», и наши семейные врачи - не видят необходимость посещать на дому своих пациентов.
А кто-то понимает, что у стариков маленькая пенсия, что они наши люди, и нуждаются в медицинской помощи, внимании? Ведь у многих дети выехали и не от хорошей жизни, кто-то вообще одинок. А малоимущие? У них же нет средств на лечение. Да есть пациенты, которых могут дети привозить к семейному доктору по несколько раз в месяц. Но далеко не у всех есть такая возможность. А мы видим слезы людей, у которых нет средств даже на недорогие лекарства, а не то чтобы такси нанять.
Есть проблемы и по КНП «Каменско-Днепровское ЦРБ». И вот как пример:
- На прошлой недели соседи вызвали Скорую помощь в Великой Белозерке к бабушке, которой 82 года, - продолжает В.Д. Рахуба.
Наша бригада привезла ее в Великобелозерскую больницу. Заместитель главврача и две медсестры – стоят намертво и не пускают. Звоним в Энергодар. Те спрашивают: зачем она нам в Энергодаре? А наши спрашивают: а кто за нее будет платить? Василий Васильевич ели-ели уговорил, чтобы взяли. Давление у бабульки растет, а мы стоим, уговариваем, бьемся: куда, кого вести. А пациенты все понимают… Они же люди и им больно.
Или как пример: срочно выехала Скорая помощь к пациенту, который решил, что у него в ухе инородное тело. Принимать никто не хотел. А потом, как оказалось, что у него в ухе ничего не было… Мы столько выслушали! Бывает и такое. Три дня в детском отделении в Великой Белозерке лежал ребенок: как его смотрели, куда смотрели? Сначала вроде был аппендицит, а потом перешло похоже в перитонит. В 7 вечера вызывают Скорую помощь, пишут направления в областную детскую больницу. Мы не имеем право напрямую везти туда сразу. Энергодар отвечает: у нас нет лицензии; сюда привезли – тут тоже у хирурга нет лицензии. Раньше можно было, а сейчас нет! В девять вечера выехали с ребенком в Запорожье и в 11 часов ночи ели его довезли. Сейчас – не дай Бог заболеть.
Лежит безногий дома. А ему говорят: пусть приезжает. Чем? Как? Как приедет этот старик, у которого ноги нет и нет рядом родственников? Или бабушки, которые лежат? Или люди, к которым нужно, чтобы приехал врач и сделал назначения? На чем они приедут? На чем они будут добираться? На такси с их пенсиями?
Очень много таких людей среднего возраста. Им нужна медицинская поддержка дома. А не добраться на такси, к семейному врачу и постоять в очереди. Нужно тоже о людях думать.
- Когда была заместителем главврача Лидия Анатольевна Гурьева, такого не было, - говорит В.Д. Рахуба. - Она и с нами воевала. И врачей строила. Она строгая. У нее жесткий характер. И она решала вопросы с приемом пациентов. И если нужно кого посмотреть, она отправляла врачей, особенно в селах. Если бы при Гурьевой мы приехали и пожаловались, что привезли больного, а врач не стал его принимать, вы не представляете, чтобы тогда было?! Или привезли в два часа дня больного, а врача и близко нет?! При ней такого не было бы.
Скорая неотложная медицина должна работать при семейных врачах. Который должен обслуживать больных, назначать лечение. Допустим у человека температура и не надо, чтобы он ходил, разносил инфекцию - врач сам должен приехать и назначить ему лечение. Так же к гипертоническому больному с давлением. Такие пациенты говорят: дайте хоть таблетку нам. Потому что у людей денег нет. Даем… И бабушка, и деткам…
Как констатировал Василий Васильевич Демьянов:
- То, что мы тут межуемся: кому быть главным врачом - это все мелочи, по сравнению с тем, что сделала медицинская реформа. Плюс безответственное отношение.
Наше руководство в Запорожье делает все, что необходимо, все лекарства есть, все средства. Они переживают за людей. Каждое утром даем отчет: сколько вызовов, кто обслужил, какие пациенты, с какими проблемами. Мы должны сейчас выезжать через две минуты. У нас все фиксируется. Диспетчер видит, когда машина тронулась, когда приехала на место – все контролируют. У наших сотрудников и совесть есть, и дисциплина. И руководство такое, что все настроено для удобства пациента. Сотрудники ценят каждую человеческую жизнь. Для людей, работающих в Скорой помощи нет разницы – богат ты или беден, ты взрослый или малыш, ты немощен или сам в состоянии завтра добраться, а сегодня можешь потерпеть. Вызов поступил и все срабатывает кнопка в мозгу – ты должен оказать помощь и вовремя. А нашим врачам говорим – это ваш больной, он хронический больной и в Скорой помощи не нуждается. В ответ:
-Ну, пусть приедет.
- Как он приедет? Сейчас у него головокружение.
-Это его проблема!
Вот и весь ответ. И воюем.
А в Великой Белозерке был случай: привозим больного, а медперсонал стоит на дверях: «Визите куда хотите!» Двери закрывают и все. Мы возим больных в Каменку-Днепровскую, Энергодар и Днепрорудный. А в Великую Белозерку – нет. Там один главный врач на всю Великую Белозерку. Было три врача и те ушли в семейные - там же зарплата выше.
Насколько невероятными кажутся эти истории... Я встретился с некоторыми пациентами, о которых идеит речь в этой статье. Факты подтвердились!
Не буду писать о морали, что так нельзя. Это дело совести. Реформы реформами, но нам здесь жить. И нам депутатам городского совета, районного совета не стоит стоять в стороне. А может, более подробно пусть расскажут главные врачи на страницах газеты «Новини дня» о том, что на самом деле у них происходит. Почему медицинская реформа такие результаты дала? Почему районная медицина нивелируется? И это только у нас в районе или повсеместно?
После общения с сотрудниками Скорой помощи, я пообщался с жителями нашего города и услышал их мнение о результатах медицинской реформы, как она отразилась на конкретной семье. Скажу кратко – не утешительно. Не радует. Значит что-то пошло не так. Потому обращаясь к руководству наших медицинских предприятий, к врачам, прошу высказать свое мнение. Да и жители Каменки-Днепровской пищите в газету, комментируйте на страницах «Новини дня» в Фейсбук, какой вы бы хотели видеть нашу медицину в рамках медицинской реформы?
Иван Алергуш, депутат
Каменско-Днепровского городского совета.