Главная


Курс обмена валют
гороскоп

Новини дня
Запорожский областной совет
Запорожская областная государственная администрация
Каменско-Днепровский районный совет
Каменско-Днепровская районная государственная администрация
Государственная налоговая администрация в Запорожской оласти


7 февраля – День освобождения Каменско-Днепровского райлна от немецко-фашистских захватчиков

Как это было. О чем писала наша газета, «Знамя труда», 1 февраля 1969 года
К 25-летию освобождения района от фашистских захватчиков
Фамилии их были неизвестны (рассказ)
Передо мной два листа бумаги. Один пожелтевший – архивный, а другой – из свежеполученной почты. Два одинаковых документа, оба краткие, скупо фиксируют жизнь, борьбу, подвиг. Это уже история, а она, в своем большинстве скупая: факты, факты и факты.

Первый пожелтевший архивный документ – протокол №243 заседания бюро Запорожского обкома КП Украины от 5 августа 1946 года. В нем записано: «Признать активными членами партизанской группы, участвовавших в боевых операциях следующих товарищей: Сухова Николая Алексеевича, Фильчагина Алексея Андреевича, Николая и Юрия – погибших бойцов – парашютистов, фамилии которых неизвестны».
Подвиг свершен. Но имена не всех были тогда известны, и может это оправдывается временем. События становятся историей через годы. А это сегодня история, история подвига.
Второй документ свежей почты из архивных материалов 4-го Украинского фронта: «…в ночь на 20 сентября 1943 года по заданию командования разведывательного отдела штаба 4-го Украинского фронта в тыл противника в район с. Каменка (15 км южнее Никополя) была переправлена разведывательная группа в составе 4-х человек».
Кто же они, эти смелые бойцы – парашютисты, давшие первый бой фашистам, освобождал район?
С тех пор прошло четверть века, и история заговорила, заговорила правдиво.
В последние годы войны и после не в Большой Знаменке ходило много разговоров о бойцах-партизанах. Одни верили им, другие – нет. Одни говорили, что партизан было полные Конские плавни, а другие – что это регулярная армия: все мерялось по тому испугу и потерях захватчиков, которые еже-дневно устраивали облавы, посылали регулярные войска на борьбу с партизанами.
Вот что рассказывает оставшийся в живых командир парашютистов Николай Алексеевич Сухов:
- Когда отгремели бои под Сталинградом, и под ударами наших войск немецкая армия катилась на запад, бывших парашютистов командование решило использовать, как разведчиков. Высаживаясь ночами из самолетов, мы минировали дороги, уничтожали немецкую связь, технику и живую силу противника, добывали ценные сведения для своего командования.
После высадки под Таганрогом, очередным пунктом была Каменка на Днепре. Наша группа готовилась недолго, этого требовала обстановка. Мы знали друг о друге только некоторые данные из биографий, в основном фамилию, и из каких мест житель. Нас было четверо. Я, командир группы, красноармейцы Бедарев Николай, Лапин Виктор и Фильчагин Алексей. Десант высаживался в конце сентября 1943 года, ночью. Высадка его произошла с отклонением, и мы приземлились в плавнях у Большой Знаменки. После сбора случайно повстречали местного пастуха Кирилла Каморкина, который потом познакомил нас с лесником Иваном Федорченко и другими жителями села, оказавшими впоследствии нам помощь.
Изучив обстановку, через несколько дней мы стали блокировать дорогу, ведущую на фронт в сторону Рогачика, ставили там мины, расстреливали отдельные автомашины и группы гитлеровцев.
Одной из удачных операций было нападение на немцев на хуторе Красный Октябрь. Среди белого дня на телеге мы въехали в хутор, где была расквартирована группа немцев. Фашисты вели ремонт нескольких танков. И для нас, и для немцев встреча была внезапной. Группа солдат стояла около одной хаты, о чем-то возбужденно говорила. Заметив нас, они стали присматриваться. Быстро сориентировавшись, дав дружный залп из автоматов, мы скрылись в лесополосе. Немцы потеряли около десятка убитыми и ранеными, а мы – телегу с лошадьми.
Удачным было нападение на две автомашины у Знаменской школы. Перестреляв экипажи, мы пополнили запасы оружия и продовольствия.
Фронт тем временем подходил все ближе. Немцы, готовя переправу войск через Днепр, приняли решение обеспечить свой тыл. В плавни ежедневно посылали группы фашистов и полицаев. Начался массированный прочес левого берега, где мы действовали. В плавни вошли легкие танки, бронетранспортеры и цепи солдат. Они рассчитывали на крупный отряд партизан. Трудное настало время. По берегу Конки стояли немецкие посты. Ко всему этому у нас не хватало продовольствия и мы решили ночью пробраться в село.
Дойдя до первых хат, мы заметили патруль и решили отклониться в сторону, но, заметив нас, немцы перерезали дорогу. Мы шли молодым садиком в затылок друг другу. Я впереди. И вдруг немецкий окрик. В грудь уперлись дула автоматов. Я понял, что момент дать отпор упущен и бросился на землю. За мной последовали товарищи. Прыгая из стороны в сторону, под треск автоматов, падая при свете ракет, мы уходили от погони.
При отходе Виктор Лапин был тяжело ранен и схвачен немцами. Остальные вернулись в плавни и решили заночевать в пастушьих землянках.
Утром снова началась облава. Камыши кругом шевелились, и нам казалось, что нас окружают. Николай Бедарев, погорячившись, побежал в сторону Днепра. И тут раздалась автоматная очередь. Больше мы его уже не видели ни мертвого, ни живого.
Я с Фильчагиным продолжал сидеть, когда в шагах пятнадцати показался немец. Мы заметили его, и он нас. Решил судьбу миг. Я нажал на гашетку автомата, но выстрела не получилось. Он был на предохранителе. Мигом снял его и выпустил очередь. Вот тут и затрещали автоматы, падали скошенные вершинки камыша.
Я бросился в одну, а Фильчигин в другую сторону. Перебежав камыш, выбежал на поляну и хотел ползком преодолеть открытую местность. Но сзади раздался немецкий окрик и я увидел бегущих солдат. Наспех дал по ним очередь и бросился бежать дальше. Решил: пусть убьют на бегу, но живым в руки не дамся. Впереди речушка, которую почему-то звали Гапкой. Сунул автомат в осоку, на голову положил клок травы и погрузился в воду, приготовив лимонку.
Вот уже на берегу немцы. Они заспорили о чем-то и стали показывать в стороны. К ним подошел офицер, что-то крикнул и солдаты стали расходиться. Потом офицер бросил в воду гранату, которая взорвалась в четырех шагах от меня, повернулся и ушел.
Вечером у горевших землянок я встретился с Фильчагиным. Он рассказал, что тоже отстреливался от немцев, а потом спрятался под кучу хвороста около дерева, на котором сидел наблюдатель, пригрозил ему и стал держать под прицелом автомата. Подбежавшие немцы, получили от наблюдателя, по-видимому, ложный ответ, и удалились.
Решительные наступательные операции приближали время освобождения села от фашистских захватчиков. С приходом наших войск мы разыскали свою часть. После короткого отдыха еще высаживались в Крыму, в Карпатах, Словакии, Чехии и войну закончили за Моравской остравой.
Пусть снова заговорит архив…
«…6 октября 1943 года группа переправилась через р.Конка и вышла к дороге “Б.Знаменка – В.Рогачик”. В этом районе группа действовала до 5 февраля 1944 года. В бою с карательным отрядом в Днепровских плавнях был убит Бедарев Н.И., Лапин В.В. тяжело ранен и захвачен немцами в плен. Немцы подвергли его жестоким пыткам, требуя сведения о партизанах. Однако Лапин В.В. держался мужественно и никого не выдал. Он был расстрелян в г. Никополе.
21 февраля 1944 года Сухов Н.А. и Фильчагин А.А. после выполнения задания вернулись в свою часть. За время действия в тылу противника группой было уничтожено 28 немецких солдат и офицеров, 17 автомашин, 6 подвод с продуктами, систематически выводились из строя телефонно-телеграфные линии. Группа принимала активное участие во всех операциях партизанского отряда «Кирпа», действовавшего в Днепров-ских плавнях».
Кто же они, каковы биографии этих смелых парней?
Все четверо смелые, юные, в которых только пробуждалась весна их жизни.
Но Родина позвала их на подвиг. Они совершили его и вошли в бессмертие. Самому старшему – Сухову Н.А. было тогда 23 года, Бедареву Н.И. – 21 год, а Фильчагину А.А. и Лапину В.В. – около двадцати. Это простые сельские парни, гордые, смелые и жаждущие жизни. Биографии их краткие, яркие, похожие друг на друга.
Тела павших приняла земля, земля, которую они освобождали. Имена их не числились в списках погибших при освобождении района, они были неизвестны. Ради памяти, история открывает себя, чтобы эта память была вечно в сердцах людей. Пусть для бессмертия их именами назовут новорожденных, их именами заговорят улицы, над их могилами встанут обелиски.
А. ЛАБЯК

«Знамя труда», 6 февраля 1969 года.
Ходили мы походами
Минувшим летом по своим хозяйственным делам пришлось мне поехать в район нынешней центральной усадьбы совхоза «Степной». Поехал и увидел… тот самый окоп, в котором пришлось вести боевые действия четверть века назад. Конечно же, разволновался и вспомнил прошлое.
… Четвертый Украинский фронт,3-я гвардейская армия,61-я гвардейская Славян-ская дивизия и родной 189 гвардейский стрелковый полк. Помнится, 5 февраля 1944 года мы начали наступление на фашистские части с целью освобождения Каменки. Где-то в двух-трех километрах от Днепровки на нас обрушило свой огонь орудие противника. Стреляли из посадок.
А навстречу нам бежали гитлеровские солдаты, разутые, по грязи, чтобы сдаться в плен. Наши бойцы, стреляя из ПТР, сумели поджечь тягач орудия и огонь тут же прекратился. Помню, захватил я тогда в плен здорового рыжего детину, что лежал на колее и бормотал.
- Гитлер капут…
А «капут» Гитлеру действительно надвигался. Его воинство, обутое в какие-то бурки, увязая в грязи, спешило сдаваться.
Вот и запомнился момент, когда то самое орудие, которое вело огонь по советским воинам, вдруг начало посылать снаряды в своих солдат, что двигались навстречу с поднятыми руками. Одного из таких «героев» остановил наш командир роты Лященко. Сказал немецкому солдату, едва вытягивающему ноги из грязи:
- От, бісова душа, дивись, як російський солдат ходе!
Утром 6 февраля мы вышли на окраину Каменки, там, где теперь кончается улица Калинина. Тут фашисты нам оказали серьезное сопротивление. Крепко пришлось схватиться и возле нынешней опытно-мелиоративной станции, и у теперешней школы-интерната. С территории Клюева кладбища фашисты били интенсивным пулеметным и минометным огнем. Но порыв наших войск было уже трудно остановить. Ночью седьмого февраля враг был выбит из Каменки.

Ф. ЩЕДРИН, инструктор стрелкового тира РК ДОСААФ.

ГАУБИЦЫ БИЛИ ПО ЦЕЛИ
Только что был отдан приказ о наступлении. Задача поставлена предельно лаконично; преодолев сопротивление немцев у Цветково, не давая им опомниться, захватить Днепровку, Водяное, Каменку-Днепровскую. Командир части И.Ф. Загоруйко пришел прямо на позиции артиллеристов.
- От вас, товарищи, зависит успех операции. Поддержите огонь-ком, чтобы фрицам жарко было. Бой начался как-то неожиданно. Сзади ударили пушки, и впереди, на позициях немцев, отчетливо завиднелись взрывы. Потом в атаку пошла пехота.
Не знаю, подходит ли здесь слово «пошла». Февраль 1944 года на редкость теплый. Оттаявшая земля после каждого шага проваливалась чуть ли не по колено. К тому же кинжальный пулеметный огонь.
Тяжело приходилось солдатам наступать. Но как помочь им? И вдруг команда:
- Орудия выкатить на предельную близость к окопам противника!
Никогда 122-миллиметровые гаубицы нашей батареи не были на таком близком расстоянии от немцев. Накрывали цели, что говорится, на выбор.
Но враг отбивался отчаянно. Артиллеристы несли большие потери. Тяжело раненый упал лейтенант Дубовик. Насмерть был сражен командир орудия старший сержант Пашков. Солдаты выходили из строя один за другим. А грохот орудий не прекращался.
Уже после боя мы увидели, что перед сектором обстрела пушек нашего отделения пылали два вражеских танка, лежали десятки трупов фашистов.
Брешь в обороне была пробита. Пехота пошла вперед, а мы в это время хоронили товарищей. Тяжело давалась нам победа. Из семи бойцов только в нашем отделении осталось двое живых, да и то оба раненые.
Большие потери были и в других частях. Товарищей мы похоронили в братской могиле. Там сейчас стоит обелиск. Сами же пошли дальше и 7 февраля уже пили воду из Днепра. Впереди лежал путь на запад.
А. ЕГОРОВ,
старшина запаса, работник заготконторы.