Главная


гороскоп

Новини дня
Запорожский областной совет
Запорожская областная государственная администрация
Каменско-Днепровский районный совет
Каменско-Днепровская районная государственная администрация
Государственная налоговая администрация в Запорожской оласти


История села Днепровка

Территория, где ныне находится Днепровка, была заселена с древнейших времен. Об этом свидетельствуют исследованные вблизи села несколько курганов, в которых обнаружены погребения эпохи бронзы (II тысячелетие до н. э.) и скифов (IV—III вв. до н. э.). Найдены также скульптуры кочевников XI—XIII веков.
В 1787 году на левом берегу Днепра была основана слобода, получившая название Днепровка. В этой местности оседали бывшие запорожские казаки, а также беглые крепостные крестьяне из Московской губернии. Позднее сюда переселились государственные крестьяне из Старого Оскола Курской губернии. Днепровка входила тогда в состав Великознаменской волости Мелитопольского уезда. Однако местоположение населенного пункта оказалось неудачным: на много верст вокруг простирались песчаные холмы, добираться к нему сушей было крайне затруднительно. Слободу пришлось перенести на расстояние 7 км к югу от Днепра, к началу Каменского пода. Поэтому Днепровку называли еще Подом или Подовкой, хотя официально за слободой закрепилось первоначальное наименование.
В 80-х годах XVIII в. здесь поселилось много семей старообрядцев, преимущественно из Новгород-Северского уезда Черниговского наместничества. В 1785 г. в слободе насчитывалось 200 дворов. В 1808-1810 гг. население Днепровки пополнилось несколькими десятками семей государственных крестьян из Полтавской и Курской губерний. Положение переселенцев было очень тяжелым. Большинство их не имело скота и инвентаря, поэтому с самого начала попало в кабалу к зажиточным соседям. К 1795 г. крестьяне Днепровки задолжали только казне более 2 тыс. руб. Официальный обследователь бытовых условий местного населения в 1814 г. писал, что даже самые зажиточные переселенцы, которых насчитывалось не более 10 %, находились в положении людей, только что пострадавших от пожара или от нашествия врага.
В 1796 г. населенный пункт стал центром Днепровского уезда и был отнесен к разряду местечек. Однако, из-за бездорожья, затруднявшего связь с Днепровкой, уездные учреждения через два года переместили в село Олешки, а Днепровка вошла в состав Каменской волости Мелитопольского уезда. В начале 30-х годов XIX в., по решению сельского схода, Днепровку перенесли еще на 8 км к югу, поближе к наделенным угодьям.
За сельской общиной было закреплено 18 тыс. десятин земли. До 40-х годов крестьяне пользовались таким количеством земли, сколько могли обмежевать и обработать. Однако целину нелегко было поднимать. В плуг приходилось впрягать 4-5 пар волов или лошадей, поэтому значительные площади засевали лишь зажиточные хлебопашцы, располагавшие достаточным количеством скота. Бедняки, объединившись по 5-6 хозяйств, обрабатывали землю супрягой. Основными занятиями населения были овцеводство (чему способствовал спрос на шерсть на мировом рынке) и рыболовство. Шерсть привозили в Каменку, и оттуда доставляли по Днепру в торговые порты. Богачи Днепровки широко занимались чумацким промыслом и извозом.
С течением времени зажиточные крестьяне захватывали лучшие пахотные, сенокосные угодья, а также плавневые участки. По настоянию большинства жителей села в 1840 г. общинные земли были переделены из расчета по 8,2 десятины на ревизскую душу. Переделы пахотных земель проводились и в последующие годы - после девятой и десятой ревизий.
В начале 60-х годов XIX в. в Днепровке насчитывалось 408 дворов. Здесь проживало 2963 человека, в т. ч. 1501 ревизских душ.
Село, простиравшееся на 6 верст вдоль небольшой возвышенности, застраивалось хаотично. Глинобитные мазанки, крытые соломой или камышом, и бедняцкие землянки располагались вдоль кривых пыльных улиц и переулков. Отсутствие какой-либо медицинской помощи, неудовлетворительные бытовые условия порождали многочисленные заболевания, в т. ч. и эпидемические. Многие жители Днепровки не знали грамоты. Учебных заведений здесь не было.
Не улучшилось положение основной массы трудящегося крестьянства и после проведения реформы 60-х годов. Согласно закону от 24 ноября 1866 г. о поземельном устройстве государственных крестьян за жителями Днепровки закрепили наделы, находившиеся ранее в их пользовании. Они должны были платить ежегодную государственную оброчную подать.
Население Днепровки росло, и когда в 1874 г. произошел передел земли на наличные мужские души, земельный надел уменьшился наполовину. При очередном переделе, после подворной переписи 1884 г., он сократился до 3 десяти. Дробление земельных наделов, чересполосица, большие подати приводили к обнищанию основной массы крестьянства. Между тем падение спроса на шерсть и рост спроса на товарное зерно, особенно с введением в действие Лозово-Севастопольской железной дороги в 1874 г., привели к тому, что в Днепровке, как и повсеместно, стало преобладать товарное земледелие. К середине 80-х годов пахотные земли в селе составляли 67 %, остальные находились под сенокосами и пастбищами. Развитие капиталистических отношений способствовало классовому расслоению крестьянства. По данным переписи 1884 г., в Днепровке насчитывалось тогда 808 дворов, где проживало 5582 человека. Из них 40 дворов (226 человек) права на надельную землю не имели. Это были мелкие ремесленники, торговцы и сельскохозяйственные рабочие-батраки. Бедняцкие хозяйства составляли 46 % (28 дворов бедняков являлись беспосевными, две трети - безлошадными и только 10 - имели плуги). Середняцкие хозяйства составляли 41 %. Однако, три четверти из них для обработки земли вынуждены были прибегать к супряге. В то же время, 100 кулацких хозяйств засевали от 25 до 50 и более десятин каждое, кроме того, они арендовали у бедноты 1,5 десятины и в двух соседних помещичьих экономиях – еще 1521 десятину. Это были сельские мироеды; большинство их использовало труд постоянных батраков, а также сезонных сельскохозяйственных рабочих.
Дальнейшее развитие капиталистических отношений на селе проявилось также и в том, что значительно увеличился извозный промысел. Кулаки имели более 20 ветряных мельниц, начали развивать товарное огородничество. Здесь существовали также кожевенный, ткацкий, шерстопрядильный, швейный, сапожный и другие промыслы. Изготовляемые товары продавали на еженедельных базарах в Днепровке и на ярмарках, устраиваемых здесь дважды в год, а также вывозили их на ярморки в Каменку.
В 1886 г. крестьян Днеровки перевели на выкуп. Выкупные платежи были увеличены по сравнению с оброчной податью на 45 %, их следовало выплатить в течение 44 лет. Жители села ежегодно вносили в казну более 6,8 тыс. руб. выкупных платежей, кроме того, они платили поземельный, а до 1887 г. — и подушный налоги, а также земские, волостные и мирские платежи, что в общей сложности составляло 15,8 тыс. руб., или по 10,4 руб. с ревизской души (по 1,3 руб. с десятины. Эти подати и платежи, а также рекрутская, гужевая, постойная и другие повинности тяжелым бременем ложились на плечи большинства жителей села.
Невыносимые условия жизни основной массы трудящегося крестьянства обостряли классовые противоречия на селе. Из-за недостатка земли поземельная община Днепровки вынуждена была в 1885-1886 гг. взять в долгосрочную аренду у помещицы Герценвиц 4,9 тыс. десятин земли по 4 руб. 50 коп. за десятину. Между арендные цены повысились, и вскоре помещица потребовала от общины увеличить оплату. Получив отказ, она обратилась к уездному съезду мировых судей с просьбой помочь расторгнуть контракт с общиной. Несмотря на протест крестьян, вложивших огромный труд и затраты в обработку и посев земли, судьи вынесли приговор в пользу помещицы. Бозонные крестьяне решили самовольно собрать урожай с арендуемой земли и разделить его между собой. Летом 1887 г. произошло несколько столкновений между жителями Дненровки и управляющим имением.
Волнения в селе длительное время не прекращались. Крестьяне ссылались на то, что еще при заселении Дненровки, после отмежевания ей земель, помещик Синельников, получивший в дар территорию восточнее села, самовольно захватил более тысячи десятин земельных угодий, принадлежавших Днепровке. В начале 1898 г. крестьяне решили возбудить перед властями дело против наследницы Синельникова помещицы Герценвиц, надеясь вернуть отторгнутую землю. В мае община направила в уездное земство своих представителей — А. А. Караманова и С. П. Калугина, взявшихся доказать правоту крестьян. Получив отказ, днепровцы не прекращали борьбу. Так, они загнали на спорный участок свой скот, вытоптавший посевы. Их попытки самостоятельно провести межевание были подавлены силой. На стороне помещицы оказалась часть кулаков, арендовавших у нее землю. Крестьяне на сельском сходе, состоявшемся в октябре того же года, решили выселить их из села. Однако осуществить это им не удалось: 6 января 1899 г. в Днепровку прибыл таврический губернатор в сопровождении полка солдат. На площадь согнали более 1600 крестьян, губернатор продержал их несколько часов под дождем, заставил стать на колени, угрожал многих выселить из Дненровки и разорить село. Более 100 человек арестовали, 21 крестьянин, в т. ч. А. А. Караманов и С. П. Калугин, были приговорены к различным срокам тюремного заключения.
В период революции 1905—1907 гг. беднота вновь поднялась на борьбу против засилья помещиков и кулаков. В первой половине декабря 1905 г. жители Днепровки приняли активное участие в разгроме экономий князя М. Романова, а также помещицы Ковалев­ской, находившихся в соседних селах. Для подавления крестьянских волнений в село снова были присланы войска. Летом 1906 г. днепровцы за-хватили урожай с земель помещиц Герценвиц и Ковалевской.
Активным участником первой русской революции был уроженец села Г.С. Свободин-Перемышлев — бывший матрос крейсера «Очаков», позднее рабочий Севастопольских портовых мастерских. Он участвовал в восстании на «Очакове». После поражения восстания эмигрировал в Норвегию. Военный трибунал заочно приговорил его к смертной казни. После свержения самодержавия Г. С. Свободин-Перемышлев вернулся на родину. Много лет жизни он посвятил искусству, удостоен звания заслуженного артиста УССР.
В 1906 г. Днепровка стала волостным центром. К этому времени она была уже довольно крупным селом, в котором проживало более 10 тыс. человек. После очередного земельного передела, проведенного здесь в 1895 г., на раскладочную душу приходилось 2,5 десятины земли. Днепровская община купила в 1906 г. у помещицы Ковалевской в долгосрочный кредит еще 7,7 тыс. десятин земли, но прибавка к наделам получилась незначительной.
Столыпинская реформа еще более углубила классовое расслоение села, привела к полному разорению значительного количества крестьянских дворов. Правительственный указ от 9 ноября 1906 г., разрешавший выход из общины и закрепление в частную собственность участков общинной земли, взволновал многих жителей Днепровки. Беднота начала толпами осаждать сельскую управу, чтобы получить выписки из посемейных списков и весной отправиться за Урал. Как свидетельствуют материалы подворной переписи 1912 г., обедневшие крестьяне (321 хозяйство) сдали свои мизерные наделы в заклад, в долгосрочную аренду кулакам и середнякам и выехали из Днепровки (многие — в Сибирь) в поисках лучшей доли. Из насчитывавшихся в 1912 г. в Днепровке 1302 двора 755 были бедняцкие. Они не располагали сельскохозяйственным инвентарем, у половины этих хозяйств не было тягла, и только седьмая часть закрепила за собой землю, но лишь для того, чтобы ее продать. Подавляющая масса бедняков, не имея возможности обработать свои наделы, сдавала их в аренду. Это был сельский полупролетариат, представлявший дешевую наемную рабочую силу. До 312 сократилось в селе количество середняцких хозяйств, треть из них являлась маломощной, продавала свои наделы или сдавала значительную их часть в аренду — по сути находилась на грани разорения. Значительно выросло кулачество. Если в 1884 г. в селе насчитывалось 100 кулацких хозяйств, то в 1912 г. их уже было 235. Они скупили 3,5 тыс. десятин у разорившихся крестьян и столько же - у помещиков. Если во время подворной переписи 1912 г. лишь четыре бедняцких хозяйства продали свои наделы кулакам и остались безземельными, то в 1914 г — уже 542, т. е. более трети хозяйств Днепровки. Треть кулацких хозяйств вышла на отруба. Богачи не только увеличили свои наделы, но и арендовали почти 70 проц. земли у сельской бедноты, а также несколько тысяч десятин у помещиков. Кулаки владели 30 ветряными и 2 паровыми вальцовыми мельницами, 2 маслобойнями, 2 кожевенными мастерскими, имели мануфактурные и бакалейные лавки.
Накануне империалистической войны в Днепровке насчитывалось 1600 дворов, проживало 11,1 тыс. человек. Село по-прежнему имело убогий вид. Резко отличались кирпичные дома и добротные хозяйственные постройки кулаков от запустелых, заросших бурьяном дворов бедноты. Очень часто вспыхивали эпидемии холеры, тифа, скарлатины и других заболеваний. Открытый в селе в 1906 г. фельдшерский пункт, где работали фельдшер и акушерка, не спасал положения. Небольшая участковая больница (на 18 коек) находилась в 20 км от Днепровки — в селе Каменке. Она обслуживала население трех волостей, составлявшее около 50 тыс. человек, поэтому попасть в нее нуждавшимся в лечении было почти невозможно.
Неграмотность являлась уделом основной массы жителей села. Лишь в 1881 г. в Днепровке открылось первое учебное заведении - это было земское одноклассное училище с трехгодичным сроком обучения. Располагалось оно в обычной крестьянской хате.
В 1906 г. для училища на средства сельской общины построили специальное кирпичное здание. В 1884/85 учебном году здесь обучалось 86 детей. По данным подворной переписи 1884 г., грамотные составляли лишь 16,6 % взрослого населения села. С 1885 г. начала действовать церковно-приходская школа, где занималось вдвое меньше детей. И только с середины 90-х годов XIX в. положение дел в области народного образования улучшилось — в селе открыли второе земское училище и еще три церковноприходские школы. В 1908 г. в Днепровке начала функционировать еще одна церковно-приходская школа И все же в 1910/11 учебном году (зимой) здесь обучалось всего 336 мальчиков и 110 девочек — лишь пятая часть детей школьного возраста. Сотням детей ежегодно отказывали в приеме в учебные заведения из-за отсутствия мест. К тому же с весной подавляющее большинство детей вынуждено было оставлять занятия, поскольку их привлекали к сельскохозяйственным работам.
В 1897 г. земство открыло в селе библиотеку. В ней насчитывалось1076 книг и брошюр.
Во время первой мировой войны положение большинства крестьянских хозяйств Днепровки еще более ухудшилось. В армию были мобилизованы мужчины в возрасте до 40 лет. Многие хозяйства лишились рабочих рук, семьи — кормильцев, пришло в запустение более трети посевных площадей. Росло недовольство бедноты политикой царского правительства.
О свержении самодержавия в Днепровке узнали 7 марта 1917 г. Однако тщетными оказались надежды крестьян на прекращение войны и справедливый раздел земли.

(Из книги «История городов и сел Украинской ССР»), 1981 год.
Подготовил Григорий МАРИЧЕВ