Главная


гороскоп

Новини дня
Запорожский областной совет
Запорожская областная государственная администрация
Каменско-Днепровский районный совет
Каменско-Днепровская районная государственная администрация
Государственная налоговая администрация в Запорожской оласти


Память детства

6.jpg

Южная ночь
Летняя южная ночь пролетела, как филин преследуя свою добычу. Мать встала рано и уже гремит цибаркой (ведром), набирая воду для коровы Зорьки. Нужно успеть подоить, напоить, почистить корову, чтобы выглядела не хуже других. Сегодня наша очередь пасти череду коров. Слышно как поют, перекликаясь и соревнуясь, у кого голос звонче и голосистее, петухи. Послышалось щебетание ласточки, которая живет прямо на крыльце, солнце уже проснулось. Куры нехотя слетают с нашеста, которых встречает петух. Селезень, с красивыми, переливающимися красками перьями, своим простуженным голосом, ведет уток на водопой. Утки громко крякая, перегоняя друг друга и раскачиваясь со стороны в сторону, бегут следом. Зато гусям голоса не занимать, орут во всё свое горло, и вслед за гусаком важно идут на водопой, щипая всё зелёное, что попадается на пути.
Пора вставать. Ноги идут, а голова отдыхает. В уборной можно ещё покунять. Мать, набрав в сумку нехитрый скарб (немного хлеба, пару вареных яиц, сала и молока) уже меня подгоняет, потому что слышны громкие хлопки кнута главного пастуха Федора (по уличному Файя). Оплата за труд пастуху - десять рублей со двора в месяц. По тем временам большая сумма, так как в колхозе денег не платили, а выплачивали заработанное натуроплатой - пшеница, кукуруза, подсолнух, арбузы и все то, что выращивал колхоз. Привезут, высыплют посреди двора, вот хозяин и думай: как все это распределить до следующего урожая?
Клички (прозвища, которые давали человеку с юмором или в насмешку) к людям прилипали мгновенно. Легче этого человека было в селе найти по кличке, чем искать по настоящей фамилии. Убедился в этом сам, на примере своей бабушки. Все знали, и я в том числе, что она Королиха, а вот девичья фамилия оказалась не Королёва, а Миронова.
В сумку мать уложила мало продуктов не оттого, что не было или жалко, а потому, что нужно было перечисленные продукты сдавать государству. Никого это не волновало: есть в доме мясо, яйца или молоко? Иди, покупай, но чтобы перечисленные продукты были сданы государству вовремя. Самым перспективным, быстро растущим мясным продуктом, считались кролики. Кроликов выращивали прямо в глубоких, похожих на большой кувшин, ямах. Им не знали счёту. Но они всегда выручали, и план выполнялся, плюс ещё шкурку сдавали за деньги.
А вот и череда подходит ко двору. Пастух, издавая резкие хлопки, двух метровым, сплетенным из кожи косичкой, кнутом, умело управлял стадом коров. Наша корова Зорька, привычно, быстро вышла со двора и смешалась с основным стадом. Прихватив сумку с харчами, побежал догонять стадо и я.
Череда шла сразу по улице Степной, а затем по Синюкову переулку, где череду ждал еще один помощник, Митя. Прозвище у него было Цыган. Небольшого роста паренек, с черными, как смоль волосами, в солдатской майке не по росту, босиком и коротких, ниже колен штанах - шортах, сшитых из парусины.
Его задача повернуть стадо с улицы в проулок.
Поднимаясь вверх по проулку на гору, где были выделены сельским советом угодья для выпаса скота, череда проходила мимо сада и вино-градников моего родного деда по матери, Ивана Прокопьевича Гребнева, по прозвищу Квак, прозванного так, за то, что был глуховатым и всегда переспрашивал: «Как?» У него это получалось забавно, как «квак». Ребята и прозвали его в честь птицы кваква, жившей в то время в плавнях.
Вот и Пеканова гора, но млина уже нет, его держал зажиточный хозяин, как и мой дед Чеканов. При раскулачивании хозяина отправили на Соловки, а хозяйство растащили «добрые» люди. Череда добралась на отведенное место для пастбища, коровы принялись усердно пастись, а мы придумывать, чем заняться?
Первым делом натаскали сухих веток, сухой травы на распалку для костра.
Федор, самый старший, соорудил две рогулинки и забил их в землю.
Сбегали на Нагорную улицу, сейчас её нет, как и Верхней, набрали воды в немецкие котелки. Повесили над костром котелок, добавили немного травы чабреца и - чай готов. У кого был с собой кусочек сахара, тот богатый человек. У кого нет - добавляли в кипяток шкурки дыни, ягоды ежевики, которая росла здесь же по балке.
После чаепития разыгрывали в карты подкидного дурачка, кто будет заворачивать стадо коров, чтобы оно далеко не за-бредало. Проводили разведку, где можно чем поживится.
Недалеко от нашего поля, ближе к балке, был колхозный курятник. Если смена хорошая, добрая, то можно было вы-просить с десяток яиц, но если нет, то добывали другим способом. Знали свои места, где колхозные куры, в зарослях терновника, прятали свои гнезда. По кудахтанию курей, перелетевших через ограждение, определяли это место и спешили забрать яйца, чтобы нас не опередила лиса или куница.
Картошку пекли на костре, благо огороды были рядом. За это даже и не ругали хозяева: если аккуратно подкопаешь куст картошки, и наберешь десяток картофелин. Тогда люди были все без денег, но намного добрее, чем сейчас. Бросали в костер, вернее красные угли, и минут через двадцать - картошка готова. Обжигая пальцы, дули на неё и ели вместе со шкуркой. Вкуснятина… Я даже сейчас так делаю в электродуховке.
Бывала и удача - курица, убегающая от лисы, попадала под точный удар пастушьей палки! Не отдавать же её лисе?
Курицу прямо в перьях обмазывали глиной и зарывали в угли костра. Через час - курица готова! Но уж потом был пир! Курицу вытаскивали из углей, снимали глину, а вместе с глиной уходили и перья. Оставалось вкусно пахнущее мясо… Пальчики оближешь!
Ну не всегда так - были и постные дни. Не отказывались и от паслена. Ну а фрукты и ягоды - в изобилии, начиная с мая месяца по сентябрь.
А какие кавуны были?! Особенно Мелитопольский или с белой кожурой Медовые! Дотронешься до плода ножом, и он сразу лопался. Нежный, сочный, сладющий, с тоненькой шкуркой. Но особенно ценился «поп», или душа кавуна - сердцевина. Выбирали кавуны весом не менее десяти килограмм. В мешок, вместимостью семьдесят килограмм, помещалось не более пяти кавунов.
Ну а из дынь не было равных по вкусу и запаху Колхозницы. Душистая, сахарная, нежная, ароматная и вкусная.
Не забывали и об играх. Играли с ребятами с ближней улицы в пекаря, нарывного - лапта, футбол , а в войнушку - это каждый день. Все фильмы были о войне и наших победах, и никто не задумывался, что почти в каждом дворе кто-то погиб на войне.
Так и проходил день. Возвращалось стадо по Топоркову переулку, Ильинцы еще его называют Носов. Носов, наверное возле третьей школы. Хотя ниже третьей школы был Хелеберов проулок.
Мимо Заринского спецучастка, где выращивался вино-град, особенно Крымский, а вот и Степная улица. Череда сама поворачивает в улицу и ускоряет шаг. Все уставшие и довольные плелись за стадом коров. Корова Зорька без труда находит дом и бежит к ведрам с водой, предварительно выставленным старшим братом.
Так мы и выживали: без телевизоров, компьютеров и телефонов. Было трудно, но весело. Дружба была настоящая, а не виртуальная.
Леонид Иванов