Главная


гороскоп

Новини дня
Запорожский областной совет
Запорожская областная государственная администрация
Каменско-Днепровский районный совет
Каменско-Днепровская районная государственная администрация
Государственная налоговая администрация в Запорожской оласти


Кто кому был кумом в Большой Знаменке в далеком 1866 году

Сегодня мы возвращаемся к истокам нашей истории и продолжаем экскурс по консисторскому экземпляру церковной метрической книги, в которой записаны все самые главные события в судьбе человека (рождение, бракосочетание, и, конечно же, итог жизни - смерть). Напомним, что в метрическую книгу не попадали записи о младенцах, умерших до крещения и самоубийцы. Регистрация событий происходила непосредственно священнослужителями.
Титульная надпись в книге такова: «Метрическая книга данная из Таврической духовной консистории в Богородничную церковь селений Большой Знаменки Мелитопольского уезда для записи родившихся, бракосочетавшихся и умерших на 1886 год».
Итак, 1866 год село Большая Знаменка (ныне это наша Великая Знаменка).
К 1795 году в Большой Знаменке уже насчитывалось 400 дворов. Здесь осела также значительная часть беглых крепостных крестьян и солдат-дезертиров. В 1865 году Большая Знаменка стала волостным центром Мелитопольского уезда. В 886 дворах проживало 5657 человек. По данным подворной переписи 1884 г., в селе уже насчитывалось 1736 дворов, в которых проживало почти 11 тыс. человек, из них в 122 дворах проживало 555 человек, которые не были приписаны к сельской общине и не имели права на пахотную землю или пастбища. Четвертая часть крестьянских хозяйств не располагала рабочим скотом, а восьмая — имела только по одной лошади. Чуть более трети дворов села, а это по данным переписи 583 двора, составляли середняцкие хозяйства, которые сдавали часть своей земли в аренду.
Положение большинства крестьян ухудшалось еще и частыми неурожаями. В течение 20 лет, с 1866 по 1886 годы, 12 лет были неурожайными. Стихийные бедствия особенно тяжело отражались на бедняцких и середняцких хозяйствах, усилился процесс их разорения. Хотя накануне 1865 года один из очень зажиточных крестьян построил кирпичный завод, открылись также мастерские по изготовлению веялок, тарантасов, бричек, мебели. С 1868 года в селе работали два салотопленных и дубильный заводы. Но об этом мы напишем позже.
С XII века по решению церкви называть детей разрешалось лишь именами, записанными в священных книгах, ребенка нарекали именем святого, чье имя значилось в Святцах на день крестин ребенка. Считалось, что назвать ребенка именем праведника – к добру, а именем мученика – обречь на скитания и мучения в жизни.
По народному обычаю девочку, в те времена, не называли именем матери, сына – именем отца, так как считалось, что им будет трудно найти общий язык. Однако, наиболее благоприятным считалось называть детей в честь дедушек и бабушек. Не давали ребенку имя умершего младенца в семье, чтобы он не повторил его судьбы. До крестин, с целью защиты от дурного глаза, имя ребенка никому не говорили.
Первая запись в метрической книге датирована 1 января 1866 года, но это дата крещения, а родился младенец Николай 6 декабря. Его родители – большезнаменский государственный крестьянин Егор Дубкин и его законная жена Агафия. Восприемниками записаны:Тихон Башмаков и Марфа Добушева. Первого января 1866 года на свет появились две Анисии и Домникия. Обе Анисии были крещенными второго января, а Домникия – третьего. Родителями Анисий были - Иван и Ксения Симоненко, Дмитрий и Анна Лифановы, а Домникии - Афанасий и Акилина Кондратьевы. Крестными записаны: Карп Билых, Стефанида Лебедева, Тимофей Голубев, Ксения Чебаторева, Яков Девочкин и девица Гликерия Девочкина - по отчеству, соответственно, Федотович и Федотовна, потому вполне можно допустить что это были брат и сестра. Таинства крещения в Большезнаменской церкви совершали священники Петр Панкеев, Степан Щербаков и Алексей Маркианов, дьякон Михаил Маркианов, стихарный дьячок Григорий Устинов, пономарь Кондрат Рябошлыков.
В январе в Большой Знаменке родились одна Домникия, две Анисии, одна Татьяна, один Филипп, четыре Григория, пять Павлов, два Афанасия, восемь Ксений, две Марии, один Тимофей, четыре Анны, одна Пелагея. Всего в январе родилось 19 девочек и 13 мальчиков.
Согласно церковным канонам крещение младенца можно было проводить на седьмой день после рождения, но судя по документу, знаменские священники делали так, как считали нужным. Так же поступали и водянские и каменский священники того времени – крестили или в день рождения младенца или на 2-3 день, но были и исключения, как в первом случае.
Прослеживается интересная закономерность в выборе имен того времени независимо от церковных канонов. Например, среди дворянок и помещиков не принято было называть детей именами Василиса, Мавра, Фекла, а крестьянкам были чужды, скажем, Тамара, Ольга, Елизавета, Анна. Не были зафиксированы случаи наречения князей или помещиков именем Сидор, а вот сыновей крестьян, напротив, запросто называли Олегами или Сергеями. В январе стали родителями Василий и Татьяна Лукьяновы, Елисей и Стефанида Кривошеевы, отставной солдат Афанасий и Агафья Кондратенковы, временно отпущенный Виленского полка рядовой Емельян Романов и его жена Евдокия, Косьма и Пелагея Малаховы, Афанасий и Матрона Фатеевы, Косьма и Екатерина Казимировы. Восприемниками они взяли девицу Устину Ткачеву, солдатку Вассу Устинову, Черниговской губернии мещанина Ивана Камова и солдатку Ксению Жовакину, Виленского полка рядового Стефана Соловьева и солдатку Прасковью Мухину, отставного солдата Никиту Акимова и солдатку Софью Плотову, Виленского полка унтер-офицера Климента Федорова и крестьянскую дочь девицу Евдокию Казимирову.
В январе в записях встречаются фамилии: Соловьев, Панкеев, Эсаулов, Деев, Дядуков, Тараканов, Баранов, Корягин, Тапорков, Крикавцов, Башмаков, Былов, Логвинов, Бердников, Гаврилов, Силин, Тряпицын, Калашников, Гончаров, Сивогривов.
Есть в книге и записи родившиеся из Карай-Дубины. Здесь социальный статус зарегистрированных – временно обязанный крестьянин или бывший военный.
Карай-Дубина – это сегодняшняя Бережанка, Верхнерогачинского района Херсонской области. История этого села очень интересна. Придворный барон, ростовщик Штиглиц в 1802 году у вдовы князя Вяземского купил владения и к существующим владениям Покровского, Грушовки, Капуловки прибавил еще села в Таврии, в том числе и село Карай-Дубина. В 1861 году Штиглиц продал все эти владения князю Михаилу Романову.
В «Морском Сборнике» в 1858 году в опубликованном отчете, который так и называется «Поездка по Низовьям Днепра» автор А. Афанасьев-Чужбинский писал: «Следуя по берегу над Конкой и миновав Знаменскую межу, вы вступаете на земли барона Штиглица, которому принадлежат четыре деревни сряду: Карайдубина, Ушкалка, Бабино и Рогачик. Последняя эта деревня называется Панский Рогачик, для различия с огромным казенным селом того же имени, расположенным в степи на чумацкой дороге. Четыре эти деревни не отличаются одна от другой ничем особенным и потому во избежание повторений, я скажу о них вообще, что удалось мне заметить во время путешествия.
Я уже прежде, при описании правого берега, говорил довольно подробно о состоянии крестьян барона Штиглица, и здесь придется сказать тоже самое, а именно, что нет ничего утешительнее, как жить в деревнях этого помещика, где на людей всегда смотрели и смотрят как на людей, и где души уважаются как человеческие христианские души. Живут они вообще хорошо, может быть даже лучше иных казенных, в особенности тех, на чью долю выпадают не слишком чистые личности окружных начальников. Пролетариев, кажется, нет, ибо у барона Штиглица человеку, обедневшему по какому-нибудь несчастному случаю, оказывается помощь разными способами. У барона главное внимание обращено на овцеводство, хотя и хлебопашество в довольно большом размере. Некоторые из жителей, следуя примеру знаменцев, начали разводить виноград, который растет успешно и обещает новый источник доходов. Днепр подходит здесь близко к Бабиной и Ушкалке; кроме того, течет Конка, соединяясь с Рогачицким лиманом и, кроме того, в плавне множество озер и протоков. Рыбы много, и хотя экономия отдает главные места, однако жители могут ловить для своего потребления, чем они и пользуются, имея для всех постов необходимое подспорье. Против Карай-Дубины лежит остров того же названия, принадлежащей Никополю, где устроен очень хороший рыбный завод, содержимый на откупе никопольским купцом Захарченком».
В газете «Новини дня» мы еще вернемся к этому историческому документу, который будет очень интересен читателям газеты «Новини дня». В Карай-Дубине встречаются социальные статусы «временнообязанный крестьянин» или «отставной военный», вернемся к термину «временнообязанный крестьянин», кто это? Это категория бывших помещичьих крестьян, в феврале 1861 года освобождённых от крепостной зависимости, но не переведённых на выкуп. Срок временнообязанных отношений установлен не был. За пользование землёй временнообязанные крестьяне несли феодальные повинности (оброк или барщину). Помещик являлся попечителем сельского общества временнообязанных крестьян, получал в нём права даже требовать смены сельского старосты и других лиц сельской администрации.
В декабря 1881 года был издан закон об обязательном выкупе наделов временнообязанных крестьян с 1 января 1883 года, но не у всех были на то средства. Да и не всякий помещик спешил выполнить царский указ, потому временнообязанничество было полностью отменено только в 1917.
И еще один интересный факт о селе Карай-Дубина. Из истории известно, что село это находилось на урочище Карай-тебен. Во второй половине 16 столетия в этом урочище проходили переговоры запорожских казаков во главе с Самуилом Зборовским и послов крымского хана Мехмеда ІІ Герая. Предметом переговоров было права Самуила Зборовского на Молдавское хозяйство в обмен на ненападение на татарские владения. В 1792 году здесь было имение княгини Вяземской. В 1799 году в селе жили 95 мужчин и 55 женщин. По данным переписи населения в 1886 году в селе жили 561 человек в 86 дворах.
Фамилии, которые встречаются в книге записи родившихся из Карай-Дубины: Недавойденко, Черный, Цымбал, Бойко, Бескровный, Батраков и др.
В феврале зарегистрировано в церковной метрической книге 15 мальчиков и 29 девочек. Шестнадцать девочек назвали Евдокией, три Тимофея, пять Ефросиний, четыре Анны, два - Алексея, два Федора, два Симеона, два Льва, две Агафии, но есть и Тарасий, Прокопий, Александр, Карп и Дария.
Симеон и Марфа Соловьевы в кумовья взяли Алексея Скирдова и девицу Анисью Хадкову. Василий и Евдокия Краюшкины – Матвея Панкеева и Екатерину Кириченко.
Популярными крестными были в феврале Прокопий Малахов и Татьяна Фатеева, Елисей Былов и Евдокия Соловьева. Родителями в этом месяце стали: Иван и Ефимия Черновы, Михаил и Устиния Карягины, Алексей и Евдокия Панкеевы, Захар и Просковья Егуповы. Черновы в кумовья взяли херсонского мещанина Александра Варварина и Пелагею Кузьмину, Карягины – Андрея Хитайлова и Феклу Силину, а Панкеевы – херсонского мещанина Александра Варварина и девицу Евдокию Панкееву, Егуповы – Николая Полякова и Александру Лукьянову.
6 февраля у мелитопольского мещанина Якова Максимовича Панкеева и его жены Марии Григорьевны родилась дочь Агафия. Ее крестными стали – никопольский мещанин Симеон Григорьевич Голубенков и бердянская мещанка Полина Михайловна Боброва. В этот же день родилась девочка Ефросинья у Назара Афанасьевича Панкеева и Евдокии Михайловны. Их кумовьями стали большезнаменские государственные крестьяне – Прокофий Егорович Малахов и девица Ефимия Михайловна Цыплякова.
В феврале записаны в качестве родителей и восприемников: Жариковы, Григорьевы, Логвиновы, Приладышевы, Силины, Петровы, Скороспеловы, Акимовы, Гончаровы, Казаковы, Лизогубовы и др.
Есть и уникальная запись, например: у государственных крестьян Хадцовых становятся кумовьями рядовой Иосиф Титовский и мелитопольская мещанка Варвара Васильевна Панкеева, у Константина и Дарьи Хитайловых – Дмитрий Железняков и послушница Максаковского монастыря девица Прасковья Хитайлова. 17 февраля родилась, а 18 была крещенная девочка Евдокия. Ее родители государственные крестьяне Василий Петрович и Пелагея Ивановна Эсауловы, восприемниками своему ребенку взяли Афинагена Андреевича Панкеева и послушницу Максаковского монастыря девицу Пелагею Ивановну Эсаулову. Эти две послушницы не единожды записаны в качестве восприемников.
Максаковский Преображенский (женский) монастырь находится на левом берегу реки Десны, в Черниговской губернии. Основан он был около 1640 года как мужской, а во второй половине XVIII века был закрыт, но в 1803 г. возобновлен для единоверческих монахов, и в 1828 г. обращен в женский единоверческий. А мы знаем, что село заселялось вначале частично единоверами. Потому вполне допустимо, что в женский монастырь в Черниговской губернии определялись женщины, чьи родственники могли жить вблизи, то есть в Черниговской губернии. А потому возможно, что фамилии первых переселенцев могли быть Хитайловы, Эсауловы и др..
18 февраля родилась девочка Евдокия, у Марка и Прасковьи Эсауловых. Восприемниками своей дочери они записали Петра Двоезерского и Александру Плюхину.
(Продолжение следует)
Алина Чернявская, директор Каменско-
Днепровского историко-археологического музея.