Главная


гороскоп

Новини дня
Запорожский областной совет
Запорожская областная государственная администрация
Каменско-Днепровский районный совет
Каменско-Днепровская районная государственная администрация
Государственная налоговая администрация в Запорожской оласти


ВЕЛИКОЙ ЗНАМЕНКЕ - 225 ЛЕТ!

selo.jpg

ИСТОРИИ СТРОКИ

Ко дню рождения села Великая Знаменка мы предлагаем нашим читателям ознакомиться с историческими документами, рассказывающими о заселении нашего края, который начинался с освоения территории этого села. Сегодня мы впервые публикуем письмо Знаменского священника К.М. Мартианова, краткое описание его судьбы, правда, в сокращении, но сохранив содержание наиболее важных для потомков моментов, в его первоначальном «звучании» и в «старославянском исполнении».

Письмо Знаменского священника Маркианова о заселении
некоторых мест бывшей елисоветградской провинции
Милостивый государь!
Между тем временем, как я обещался доставить вам ведомость о поселении здешнего округа, довольно я промедлил … Надеюсь в том от вас иметь прощение.
Вам известно, что когда в 1781 году в Кременчуг, по открытии наместничества, была учреждена Таврическая губерния. Князь Потемкин… изыскивал способ к населению. Старообрядцы, живущие в Москве и иных городах, равно и Черниговской губернии слобод Стародубских, сословия купеческого и мещанского, находя себя недостаточными в рассуждении церковного чиноначалия, без коего живши целый век, многие из них, как бы от забвения опомнившись, стали свое состояние подозревать в неправильности, так как оно было и есть, судили за благо, чтобы секту свою, довольно устаревшую, возобновить, или только починить, и как нужно было на то иметь духовный материал, согласились требовать не от святейшего синода, как бы следовало, но устремились к его светлости, как-бы цареградскому патриарху, с прошением, дабы он исходотайствовал им епископа особенного для старообрядцев, под названием «хорепископ», то есть сельской. Сему их предприятию был я самовидец...
Тогда ж от князя и к Знаменским молдавским выходцам, в Еслисоветградской провинции жившим, прислана грамота о переселении, что и было вскоре исполнено. Князь надеялся своими обещаниями выманить отовсюду старообрядцев, но на опыте оказалось противное: черниговской губернии семей до 60 только согласились и пришли тогда, как земли были розданы. Знаменские, несмотря на выгодное переселение: что домы их иные ничего не стоющие, были щедро заплачены по 50 рублей из казны и льгота 8 - летняя, не хотели переселяться. Князю было угодно назначить их к поселению место против Никополя … с таким намерением, чтобы в путешествии государыне из Никопольского дворца показать селение в местах, дотоле необитаемых. Но Знаменские не захотели там селиться. Им дано было на волю, только бы не упорствовали. Князь однако же не оставил своего предложения, - приказал моему отцу, чтобы непременно выходцами, какого- бы звания не были, водворить против Никополя на первый раз хотя бы одну Набережную улицу, которая удобней могла быть видима из Никопольского дворца во время шествия и пребывания государыни во дворце... Князь, видя, что старообрядцы его воззвания не внемлют, бросил их, а дабы земли, в пустее лежащие, населить, было позволено всякого звания бродяг принимать… Из них многие на прежние свои жилища возвращались по причине чрезмерной трудности, когда селились: 1-е - воздух дикой, не очищенный от паров, происходивших из плавен, не проходимыми камышами и трущобами лесными покрытых: 2-е - мошка сколько была сильна – душила даже рогатый скот, в ноздри набившись, в день нельзя было работать, а ночью комар не давал покоя. Этой беды едва могли переносить. К тому еще третья: оврахи или суслики в таком были множестве в поле, чтобы не было посеянное, истребляли все до последнего на ниве, то же самое, как и сарана. Для истребления разные опыты от поселян были: выливали водою, но безуспешно, делали самострелы и над норами ставили, но надобно было сидеть и заводить; наконец вздумали с огня кипятком. Хотя истребляли, но на место того год от года более их выпложивалось: поселяне отчаялись было иметь когда-либо свой хлеб, в Елисоветградском и Павлоградском уездах зажинали и покупали, наконец, от оврахов чудом были спасены: Бог знает откуда, появились в множестве хори; истребили оврахов почти без остатка; после того и хори скрылись, и до ныне не видно тех и других. По истине чудное в натуре действие! …»
«Записки Одесского общества истории и древностей» том 2, 1885 год, кн.3.
«К истории колонизации Новороссии …»

Судьба Знаменского летописца К.М. Маркианова
В своих мемуарах, бывший Знаменский священник, К.М.Маркианов вспоминал, что на новом месте переселенцы, оседавшие на севере Таврической области, поначалу чувствовали себя не очень уютно, о чем свидетельствует выше приведенное письмо. Тем не менее на новом пристанище жизнь знаменцев постепенно входила в нормальное русло. 17 мая 1787 года Екатеринославский и Херсонесо-Таврический архиепископ Амвросий Серебренников, благословил грамотой, « по прошению Таврического губернатора, новонаселенной слободы Знаменки священника Карпа Маркианова с причтом, вновь, из разобранной часовни, церковь во именование Знамение Пресвятой Богородицы» заложить. Обряд за-кладки церкви архиепископ поручил провести «никопольскому, Покров-ской церкви протопопу Григорию Кременчугскому».
К 1788 году «знаменцы уже настолько обжились на новом месте, что пожелали устроить у себя в селении «одного торгу в каждую неделю по понедельникам и трех ярмарок в год», о чем и представили прошение правителю Таврической области действительному статскому советнику Василию Васильевичу Каховскому. Постепенно в слободе начало расти население; а в августе 1790 года в Знаменке, Днепровского уезда уже проживало переселенцев и членов их семей 1098 человек.
В 1793 году в слободской церкви во имя Знамения Пресвятой Богородицы служило два священника: Карп Мартынович Маркианов и Вавила Васильевич Щербаков и дьякон Афиноген Иванович Кирсанов, который в 1798 году был переведен в слободу Днепровка, в церковь во имя святого Архистратига Михаила. В 1793 году в слободе Знаменка уже проживало – 1724 человека, а это говорит о том, что заселение этих мест продолжалось.
Есть немало исторических свидетельств и о самом Знаменском летописце К. М. Маркианове. Он был женат на Матроне Устиновне Ивановой и до 1786 года служил священником в церкви во имя Знамения Пресвятой Богородицы в слободе Знаменка, Елисаветградского уезда, Екатеринославского наместничества. После переселения знаменцев весной 1786 года в Таврическую область, отец Карп служил сначала в часовне вновь основанной слободы, а впоследствии (17 мая 1787 года архиепископом Екатеринославским и Херсонесо-Таврическим Амвросием была дана грамота, благославляющая за-кладку церкви в слободе) служил в церкви во имя Знамения Пресвятой Богородицы села Знаменка Днепров-ского уезда, Таврической области. В браке у Карпа Мартыновича и его супруги родилось два сына: Василий, который до 1807 года служил в чине губернского канцеляриста, а затем перешел в духовное звание и стал диаконом в Златоустовской церкви села Большая Знаменка.
В 1811 году он был рукоположен в священники и служил в этом звании до 1832 года. Второй сын Петр тоже пошел по стопам отца и уже в 1837 году был священником в большезнаменской церкви во имя Знамения Пресвятой Богородицы, где служил, по имеющимся документам, до 1840 года.
В 1800 году, во время правления императора Павла І, когда порядок и закон утверждались, нередко, жестко, формально и на скорую руку, священник К.М.Маркианов, по доносу односельчанина Игната Комарова, которого священник публично обличал в церкви «…в различных несправедливостях и поборах…», которые тот допускал как поверенный от села Большая Знаменка при размежевании земель, был привлечен к уголовной ответственности - осужден, лишен сана, бит кнутом и сослан в Забайкалье в Нерчинскую каторгу. В 1801 году отец жены одного из сыновей Карпа Мартыновича, «цесар-ский» грек Килев, обратился с прошением на имя генерал-прокурора о пересмотре дела осужденного. К прошению Килев, которому даже не было известно место ссылки родственника, приложил «…свидетельства с подписями многих поселян…» села Большая Знаменка, подтверждавших несправедливость обвинения приходсткого священника. Только после смерти императора Павла І и с приходом к власти его сына – императора Александра І, решили это дело в пользу невинноосужденного.
В 1801 году К.М. Мартианов был освобожден и вернулся в родное село.
28 апреля 1802 года Указом Его императорского величества, данным из Святейшего Правительствующего Синода, архиепископу Новороссий-скому и Днепровскому Афанасию, бывшему священнику К.М. Маркианову была назначена пожизненная пенсия в 25 рублей в год и предложена «.. церковно причетническую должность…». Он поначалу отказался от этой должности, ссылаясь на возраст и здоровье, а потом все же согласился. 10 апреля 1804 года Указом Его императорского величества, князем А.Н. Голицыным, Маркианов был пожалован чином городового секретаря с ежегодной пенсией в 200 рублей. К сожалению, архивные материалы позволяют проследить судьбу К.М.Маркианова лишь до мая 1805 года.